Главная Список Новости кино Статьи о кино Обратная связь Карта сайта
KinoAd.ru кинопортал

Статьи:
Новости:

Долгая дорога к свободе: Отрывок из книги «12 лет рабства»

Стараниями издательства «Эксмо» отечественные читатели могут ознакомиться с русским переводом книги Соломона Нортапа, легшей в основу одного из наиболее громких кинохитов 2013 года — картины Стива МакКуина «12 лет рабства» с Чиветелем Эджиофором и Майклом Фассбендером в главных ролях.

Текст Нортопа — 350-страничный литературный памятник аболиционистского движения, своей откровенностью в описаниях рабовладельческих реалий не уступающий классической «Хижине дяди Тома».

Но, в отличие от Гарриет Бичер-Стоу, законопослушный чернокожий скрипач Нортап, опоенный мошенниками, на собственном опыте постиг все этапы подневольного существования, сменив во время этого 12-летнего кошмара нескольких хозяев, каждый из которых являл собой определенную ипостась сложившейся социальной несправедливости.

Долгое время его книга, опубликованная в 1853-м, считалась малоизвестным литературным артефактом и снова начала обретать популярность в 1960-е годы. Всего несколько лет назад на автобиографический роман Нортапа наткнулась жена режиссера и художника Стива МакКуина, поделившаяся открытием с мужем. Благодаря ей автор фильмов «Голод» и «Стыд» определился с тематикой своего следующего проекта.

Поставленная британцем экранизация романа собрала внушительный перечень кинематографических премий, вершиной которого стала очередная оскаровская церемония, принесшая картине «12 лет рабства» победу в трех номинациях, включая категорию «Лучший фильм года».

КиноПоиск и издательство «Эксмо» представляют отрывок из романа-первоисточника. В нем речь идет о работе Соломона Нортапа (Чиветель Эджиофор) на плантатора Уильяма Форда (Бенедикт Камбербэтч), различившего в купленном работнике незаурядную личность, однако позднее отрекшегося от раба, когда тот вступил в конфликт с плотником Джоном Тайбитсом (Пол Дано).


В конце месяца, поскольку мои услуги больше Таннеру не требовались, меня вновь отослали через реку к моему злополучному хозяину, который в то время был занят возведением пресса для хлопка. Пресс находился на некотором расстоянии от большого дома, в довольно уединенном месте. Я сразу же начал работать в компании Тайбитса, бо̀льшую часть времени проводя с ним наедине. Я вспоминал слова Чапина, его предупреждения, его совет поостеречься, чтобы в какой-нибудь неожиданный момент Тайбитс на меня не напал. Слова его были постоянно у меня на уме, так что жил я в крайне неловком состоянии тревоги и страха.

Было около девяти утра, я трудился, зачищая рубанком одно из мельничных крыльев. Тайбитс стоял у верстака, прилаживая рукоять к топорику, которым до того нарезал резьбу на винте.

— Ты недостаточно низко вытесываешь, — сказал он.

— Я иду ровно по линии, — возразил я.

— Ты чертов лжец! — воскликнул он злобно.

— О, хорошо, господин, — мягко проговорил я, — я возьму ниже, если вы так говорите, — и в ту же минуту начал делать то, что он хотел. Однако раньше, чем была снята хотя бы одна стружка, он завопил, утверждая, что теперь я стесываю слишком глубоко — крыло получается чересчур тонким — и что я полностью его испортил. И за этим последовали проклятия и угрозы. Я попытался действовать именно так, как он мне указывал, но ничто не могло удовлетворить этого неразумного человека. В молчании и страхе я стоял у крыла, сжимая в руке рубанок, не зная, что теперь делать, и не осмеливаясь бездельничать. Гнев его становился все более и более яростным, пока, наконец, с громким проклятием — с самым яростным и страшным проклятием, какое мог изрыгнуть только один Тайбитс, он не схватил топорик с верстака и не метнулся ко мне, клянясь, что раскроит мне голову.

То был миг, когда решалось, жить мне или умереть. Если я буду продолжать стоять на месте, я обречен; если побегу, то десять шансов против одного, что топорик, вылетев из его руки, со смертельной и безошибочной точностью поразит меня в спину. Оставался только один способ действовать. Что было сил я прыгнул Тайбитсу навстречу и встретив его на полдороге, прежде чем он успел опустить руку и нанести удар, одной рукой я схватил его за предплечье, а другой за горло. Мы стояли, глядя друг другу в лицо. В его глазах я видел жажду убийства.

Добрый гений, который до сих пор спасал мою жизнь от рук убийц, в этот миг навел меня на счастливую мысль. Резким и внезапным пинком, который заставил Тайбитса со стоном опуститься на одно колено, я дал себе возможность выпустить его горло, выхватил у него топорик и отбросил прочь так, чтобы он не мог его достать.

Обезумев от ярости и полностью утратив власть над собой, он схватил лежавшую на земле жердь из белого дуба, пяти футов в длину и такую толстую, что он едва смог охватить ее рукой. Вновь он ринулся ко мне, и вновь я встретил его, перехватил поперек туловища и, поскольку из нас двоих я был сильнее, повалил на землю. Из этого положения я завладел жердиной и, подняв ее, тоже отбросил прочь.

Он вновь вскочил и побежал за большим плотницким топором, лежавшим на верстаке. К счастью, широкое лезвие его было придавлено тяжелым брусом, так что Тайбитс не успел вытащить его прежде, чем я прыгнул ему на спину. Прижав его к брусу таким образом, что топор оказался зажат еще надежнее, я попытался, хоть и напрасно, вырвать у него из руки рукоять. В этом положении мы боролись несколько минут.

Моя решимость вскоре созрела, и, сбросив Тайбитса с верстака на землю, я перепрыгнул через ближайшую изгородь и помчался через плантацию, минуя рабов, занятых работой в хлопковом поле. Пробежав четверть мили, я достиг лесного пастбища и быстро пересек его. Взобравшись на высокую изгородь, я видел хлопковый пресс, большой дом и пространство между ними. Это была удобная позиция — отсюда вся плантация была видна как на ладони. Я увидел, как Тайбитс пересек поле, направляясь к дому, и вошел в него, затем он вышел, неся свое седло, вскочил на лошадь и поскакал прочь.

Я был безутешен, но при этом полон благодарности. Благодарности за то, что моя жизнь спасена. Но что со мною станется? Кто поддержит меня? Куда мне бежать? О Боже! Примерно через три четверти часа несколько рабов принялись кричать и подавать мне знаки, чтобы я спасался бегством. И действительно, бросив взгляд вверх по течению реки, я увидел Тайбитса и двух его приятелей верхом на лошадях. Они быстро приближались, а за ними по пятам следовала свора псов. Собак было восемь или десять. Хотя до них было еще далеко, я их узнал. Они принадлежали хозяину соседней плантации. Этих гончих используют на Байю-Бёф для охоты за беглыми рабами. Они похожи на бладхаундов, но куда более свирепой породы, чем водятся в северных штатах. Они нападают на негра по приказу своего хозяина и вцепляются в него, как какой-нибудь бульдог вцепляется в четвероногое животное. Громкий лай этих собак нередко слышен на болотах, и тогда все принимаются размышлять вслух, где перехватят беглеца. Точно так же нью-йоркский охотник останавливается, чтобы послушать, как свора гончих бежит с лаем по склонам холмов, пытаясь угадать, в каком именно месте они загонят лису.

Я никогда не слышал, чтобы раб живым ускользнул из Байю-Бёф. Одна из причин этого заключается в том, что у рабов не было возможности научиться плавать, и они неспособны пересечь даже самую незначительную речушку. Во время побега им не остается ничего другого, кроме как пробежать небольшое расстояние до байю, где перед ними возникает неизбежная альтернатива: либо утонуть, либо быть затравленными собаками. Я же в юности учился плавать в чистых реках, которые текут в моей родной местности, пока не стал опытным пловцом, и чувствую себя в водной стихии как дома.

Я стоял на изгороди до тех пор, пока собаки не добрались до хлопкового пресса. Еще одно мгновение — и их долгие, яростные взлаивания объявили, что они взяли мой след. Спрыгнув со своего наблюдательного пункта, я побежал к болоту. Страх придавал мне силы, и я напрягал их как только мог. Каждые несколько секунд я слышал лай собак. Они нагоняли меня. Каждое новое завывание слышалось ближе и ближе. Я ожидал, что в любое мгновение они кинутся мне на спину, и я вот-вот почувствую, как их длинные клыки впиваются в мою плоть. Их было так много, что я не сомневался, что они разорвали бы меня на куски, мгновенно загрызли бы до смерти. Вскоре я достиг лощины с густыми зарослями пальметто. Пока я бежал через нее, деревца издавали громкий шелест, однако не столь громкий, чтобы заглушить собачий лай.

Продолжая бежать — насколько можно было судить, на юг, — я со временем достиг ручья, вода в котором была чуть выше щиколотки. До собак оставалось в этот момент немногим более пяти род. Я слышал, как они ломятся сквозь заросли пальметто, воздух над всем болотом звенел от их громкого, рьяного лая. Добравшись до воды, я чуть приободрился. Если бы только она была глубже, они потеряли бы мой след, и это позволило бы мне ускользнуть от них. К счастью, пока я бежал по ручью, он становился все глубже и шире. Вот вода уже поднялась выше лодыжек, вот она уже на полпути до колена; временами я погружался по пояс, а потом вновь выбирался на более мелкие места. Собаки не успели нагнать меня, пока я не вошел в воду. Они явно растерялись. Теперь их свирепый лай становился все более и более глухим, подтверждая, что я от них удаляюсь. Наконец я остановился, чтобы прислушаться, но долгие громкие завывания вновь усилились в воздухе, подсказывая мне, что я еще не в безопасности. Они пока могли проследить мой путь от одного бочажка к другому, хоть их и задерживала вода. Со временем, к моей великой радости, я добрался до места, где русло ручья становилось широким, и, бросившись в воду, вскоре переплыл его ленивое течение, переправившись на другую сторону. Уж здесь-то собаки точно будут сбиты с толку: течение уносит прочь все следы того легкого, неуловимого запаха, который позволяет чуткой гончей идти по следу жертвы.

После того как я пересек ручей, поверхность вокруг оказалась такой топкой, что я больше не мог бежать. Теперь я оказался в месте, где росли гигантские деревья — сикоморы, амбровое дерево, хлопковое дерево и кипарисы. На 30 или 40 миль там нет никаких обитателей, исключая животных: медведей, диких кошек и огромного числа скользких рептилий, которые кишат там повсюду. В сущности, с того момента, как я пересек ручей, и до тех пор, пока не вышел из болота по моем возвращении, эти рептилии окружали меня. Я видел сотни мокасиновых змей. Каждая лужа и яма, каждый ствол поваленного дерева, через который я должен был перебираться или перепрыгивать, так и кишели ими. Они уползали прочь при моем приближении, но порой в спешке я едва не хватался за них руками или чуть не наступал ногой. Это ядовитые змеи, их укус опаснее укуса гремучей змеи. Кроме того, я потерял один башмак, а у второго полностью отвалилась подошва, оставив на моей щиколотке только верх ботинка.

Кроме змей я видел множество аллигаторов, больших и малых, лежавших в воде или на кусках топляка. Шум, который я издавал, как правило, отпугивал их, и они отплывали прочь или ныряли в более глубокие места. Однако порой я выбегал прямо на такое чудовище, не заметив его. В подобных случаях я отпрыгивал назад, после чего огибал хищника по дуге. Аллигатор может сделать довольно стремительный бросок по прямой, но быстро поворачивать не умеет. Если отпрыгнуть в сторону, то ускользнуть от него нетрудно.

Около двух часов дня я в последний раз услышал далекие голоса гончих. Вероятно, они так и не пересекли реку. Мокрый и усталый, но избавленный от чувства неминуемой и мгновенной смертельной опасности, я продолжал двигаться дальше. Теперь я проявлял больше осторожности в отношении змей и аллигаторов, чем во время первой части моего пути. Прежде чем ступить в глинистый бочажок, я тыкал в воду палкой. Если в воде было заметно какое-то движение, я обходил это место, если нет — осмеливался пересечь его вброд.

Со временем солнце село, и вечерние сумерки стали постепенно окутывать огромное болото мантией темноты. Я все еще брел вперед, каждое мгновение, боясь ощутить ужасный укус мокасиновой змеи или попасть в сокрушающие челюсти потревоженного аллигатора. Страх перед ними теперь почти сравнялся со страхом перед преследовавшими меня гончими. Немного погодя взошла луна, и ее мягкий свет заструился сквозь нависающие ветви, отягощенные длинными прядями висячего мха. Я продолжал двигаться вперед еще долго после полуночи, все это время, надеясь, что выйду наконец в какое-нибудь менее глухое и опасное место. Но вода под ногами становилась лишь глубже, и идти становилось все труднее. Я понял, что пройти далеко мне не удастся. К тому же неизвестно, в какие руки я попаду, если сумею добраться до человеческого жилища. Поскольку у меня нет пропуска, любой белый мог арестовать меня и посадить в тюрьму до того момента, пока мой хозяин не «докажет право собственности, уплатит пошлину и заберет меня». Я был беглецом, и если бы мне привелось встретить законопослушного гражданина Луизианы, он счел бы своим долгом перед соседом посадить меня в застенок. Право, трудно было решить, кого мне стоило больше бояться — собак, аллигаторов или людей!


Книгу «12 лет рабства» ищите в книжных магазинах с 10 апреля.

Илья Кнапский

Публикация на сайте kinopoisk.ru

Долгая дорога к свободе: Отрывок из книги «12 лет рабства»

Вы будете первым, кто прокомментирует это видео.

+Добавить комментарий


Логин: Почта:

Проверочный код:
Пока ее не было
Пока ее не было
Жизнь Пи
Жизнь Пи
Черный дрозд
Черный дрозд
Цель номер один
Цель номер один
Любовь по-взрослому
Любовь по-взрослому
Муви 43
Муви 43
Тепло наших тел
Тепло наших тел
Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть
Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть
Прекрасные создания
Прекрасные создания
Что творят мужчины!
Что творят мужчины!
Джек – покоритель великанов
Джек – покоритель великанов
Семейка Крудс
Семейка Крудс
G.I. Joe: Бросок кобры 2
G.I. Joe: Бросок кобры 2
Гостья
Гостья
Обливион
Обливион
Стукач
Стукач
Транс
Транс
Кровью и потом: Анаболики
Кровью и потом: Анаболики
О чём молчат девушки
О чём молчат девушки
Мрачные небеса
Мрачные небеса
Легенда №17
Легенда №17
Очень страшное кино 5
Очень страшное кино 5
Железный человек 3
Железный человек 3
Стартрек: Возмездие
Стартрек: Возмездие
Великий Гэтсби
Великий Гэтсби
Форсаж 6
Форсаж 6
Форт Росс: В поисках приключений
Форт Росс: В поисках приключений
Домашнее видео
Домашнее видео
Оз: Возвращение в Изумрудный Город
Оз: Возвращение в Изумрудный Город
Предыдущая статья: «Высокие отношения»: 10 странных пар в кино Следующая статья: Что делать темными ночами? Смотреть кино, конечно!
Жанры:
Сериалы:
Южный Парк 11-16 сезон
[Южный Парк 11-16 сезон]
Жеребец
[Жеребец]
В Филадельфии всегда солнечно 1-8 сезонов
[В Филадельфии всегда солнечно 1-8 сезонов]
Никита
[Никита]
Тайная стража 1 сезон
[Тайная стража 1 сезон]
До смерти красива 3 сезон
[До смерти красива 3 сезон]
Бивер Фолс
[Бивер Фолс]
Белый воротничок 4 сезон
[Белый воротничок 4 сезон]
Статистика:

Всего фильмов:8108



Не обилеченные:(1)
 

© 2012 KinoAd.ru Администрация не несет ответствнности за файлы размещенные на сайте.

наверх